Рецензия на сборник пьес В.Вирта и А.Малашенковой « Душевные метрики».

Рецензия на сборник пьес Виктора Вирта и Анастасии Малашенковой « Душевные метрики».
Современная массовая литература, прежде всего, озабочена развлечением своего читателя, и для того, чтобы он не заскучал, ему предлагаются либо ударные дозы воздействия на психику с обилием жестокости, насилия и крови, либо любовные авантюры, либо пища для интеллекта, извращенного скепсисом, с модными смысловыми вывертами. Пьесы Виктора Вирта и Анастасии Малашенковой, в первую очередь, обращаются к душе читателя, к такой важной ее составляющей, как теплота, трепет и свет возвышающих нас чувств. Недаром этот сборник назван « Душевными метриками». Слово «метрика» нам известно, как документ о рождении человека и как учение о размерах, так что в совокупности смысл названия включает в себя и рождение некоей субстанции, именуемой душой, и размеры ее пространства.
Наша страница на фэйсбуке
Лирическая пьеса «Соната лунного света».


Как увидеть в обычном эпизоде из жизни нечто такое, что поверхностным взглядом не сразу и разглядишь? Как понять, из каких побуждений персонаж совершает тот или иной поступок ? Для того, чтобы это было видно отчетливо и выпукло, Виктор Вирт в пьесе «Соната лунного света» предлагает зрителю условный ход: разделить образ персонажа на две его половинки, предположительно назвав их Тотти и Анти. Так, Тотти одного из главных героев, Александра, – это успешный молодой человек с высоким самомнением, а другую часть его личности – Анти – представляет «симпатичная меркантильная, но очень хитрая бабенка, которой удается многого добиться». А вот в Марине одновременно уживаются и решительный порывистый паренек, и сдержанная недоверчивая дама. В характере молодого человека по имени Олег соединяются мудрое понимание жизни пожилой женщины и всеохватывающая жажда знаний и красоты. Эти три персонажа составляют любовный треугольник, а юной Марине предстоит сделать свой выбор. Когда победительный Александр делает ей предложение, девушка вполне отдает себе отчет, что она не испытывает тех чувств, которые обычно возникают в подобной ситуации: «Нет эйфории… я не хочу плясать от радости, беспричинно смеяться и совершать глупые …поступки. Я стою на пороге новой жизни и не чувствую ничего … ничего! Это неправильно, так не должно быть!» Но рядом с тюхой Олегом Марине открывается нечто новое: «Я ощущаю своего рода благоговение, но я почему-то боюсь проявления этого чувства. Что меня беспокоит? Не могу описать, но меня это так сильно волнует, что мне становится страшно». Именно Олег открывает ей особый мир возвышенной красоты, и Марина чувствует, что « рядом находится истина, стоит только протянуть руку, и она тебе откроется …
По логике автора, решающую роль в выборе девушки сыграет перевес ее Анти над Тотти, иначе для чего они и нужны эти персонифицированные половинки ее души! Марина с одобрения своих родителей выбирает того, кто сможет обеспечить ей безбедную жизнь, и движут ею отнюдь не корысть и расчетливость, просто эта среда привычна для нее, в то время как в мире Олега «грань между снами и былью» такая зыбкая… Автор обеспокоен таким распространенным в наши дни явлением, когда молодые девушки настолько рассудочны и рационалистичны, что не способны отдаваться порыву, они пугаются своих чувств, не доверяют им, не слышат своего сердца, и… не придется ли им однажды пожалеть, что счастье прошло стороной…
Альтер эго


Космическая феерия о создании вселенского монстра в 11 актах.
В своей поэтической версии о сотворении мира Виктор Вирт, в юмористической форме возвращая нас к первоосновам, уверяет, что первым на земле появилось сознание «Я».
В глубине возникает яркое пятно. Оно растет, приближаясь к нам с всевозрастающим звуком одной звенящей ноты. И вот уже четко улавливается этот звук, это одинокая однообразная нота. Мы слышим звук. Неведомое существо включается в активный поцесс самопознания: «Я» «Я. Я! Я!! Я!!? Я!?? Я? Я?? Я???…» И вдруг выясняется, что тот, кто сказал «Я» – он не один:
-Я – это я, а кто спросил?
– Я!
-Непонятно…, а кто тогда Я?
И два новорожденных сознания для разграничения «альтер эго» – « другого «Я» – придумывают слово «Ты». Эти два обособленных «Я» оказываются неидентичными – это Он и Она. Чем больше они общаются друг с другом, тем становится светлее и теплее, иногда их бросает в жар, а временами даже появляются вспышки света, которые превращаются в головокружительный танец звезд…
И в сотворении жизни на земле участвуют также два начала, мужское и женское; они-то и создают по своему образу и подобию, а значит, по мужскому и женскому типу, первых людей на планете, Адама и Еву, и, не вполне представляя себе, чем же закончится это соединение двух «эго», отправляют их в «кровожадный без предела» мир.
Для того, чтобы вызвать в зрителе обостренное восприятие прекрасного, автор использует синтез разнообразных видов искусств: это музыка, хоралы, вокализмы, балет, цветомузыка с множеством световых эффектов и видеоизображение, в мощном полифоническом звучании которых и должно состояться это зрелищное театрализованное представление – космическая феерия «Альтер эго».
Змея, которая сама себя кусает за хвост.


Основное содержание пьесы – это заседание Высшего Суда – того самого, который в народе называют еще и Страшным. Причиной экстренного сбора является архиважная и животрепещущая проблема, связанная с угрожающими планете последствиями, которые несет за собой появление нового типа человека. Что же это за новый человек? И с чем связано формирование этого типа? Однажды в Библии бог уже покарал израильтян, поклонявшихся Золотому тельцу, но за истекшие тысячелетия человечество мало изменилось, а сила и власть денег создала катастрофическую пропасть между теми, кто их имеет и теми, у кого они отобраны. «Боже, за что мне такое наказание? – говорит один из персонажей. – Не пью, не курю, по женской части не ходок, работаю как вол. Что я в этой жизни делал не так? …А время идет, проценты растут, и долги все больше и больше. Каждый день одно и то же – где взять деньги, где взять деньги … будь они прокляты!»
Какая до боли знакомая ситуация, и какая обыденная житейская проблема – мало ли таких бедолаг вокруг … И кого нынче интересует, что жизненные обстоятельства – из-за доверчивости самих потерпевших и безнаказанности расплодившихся мошенников – приводят некоторых к суициду?
Перед высшим судом проходят представители имущего класса: бандит-наркоторговец, по совместительству киллер; адвокат, который фактически служит беззаконию, защищая тех, кто платит огромные гонорары; и депутат, который «обеспечил» свою родню путем отъема материальных средств у народа. Уставший быть неумолимым, суд – в растерянности, ведь посылались же человечеству предупреждения: извержения вулканов, землетрясения и
наводнения, а дальше – некуда, «ведь погибнет множество невинных» … « А как же ваши организации по защите прав человека? Какие права они защищают?» – спрашивает судия у Политика и получает вполне логичный ответ: «Право собственности также относится к правам человека».
Получается замкнутый круг, который иносказательно отображается в смысле заглавия: «Змея, кусающая себя за хвост». В контексте пьесы эта метафора расшифровывается вполне конкретно, как власти, пожирающей свой народ, ведь в переводе с латыни это звучит, как «змея, проглатывающая свой хвост». Но этот же древнеегипетский символ имеет значение вечности, бесконечности, а также смерти и перерождения. Только на перерождение после смерти и надеется Страшный Суд, отправляя не самых безнадежных умерших обратно в мир с миссией спасти человечество от катастрофы.
Рассматривая жизнь человека с разных позиций: в его узко личностном эмоциональном пространстве или в масштабе его социального статуса – авторы сборника исходят из главной неоспоримой ценности человеческих взаимоотношений, главное, чтобы сердце каждого всегда излучало любовь, нежность, добро и сострадание…

Альфия Камалова.

Страница с описанием книги 

Поделиться в соц. сетях

0